Вы здесь

Сотник Иван Моисеевич

Родился 7 июня 1922 года в селе Норинск Житомирской области.

В Вооруженные силы был призван в декабре 1940 года. На фронт Иван Моисеевич попал лишь в 42-м.

Еще до начала войны, когда ему исполнилось 18 лет, военкомат направил его в Каннское военное училище, где готовили летчиков-штурмовиков. Во время учебы молодые штурманы прошли серьезную подготовку: учились летать, стрелять, изучали азбуку Морзе, прыгали с парашютом. Весть о начале войны застала их в полевом лагере, собрали курсантов по тревоге и объявили: началась война. Но на фронт их не спешили отправлять. Еще восемь месяцев они доучивались в училище, после его окончания все думали: ну вот теперь точно в бой. Но самолетов не хватало, а пехотинцы были нужны. Шел 1942 год, под Сталинградом было очень тяжелое положение. И вдруг пришел приказ: продолжить учебу. И 1000 курсантов распрощались с небом, самолетами, с авиацией.

Около 100 человек, в их число попал и Иван Моисеевич, направили в Новосибирск в пехотное училище, откуда через два месяца их отправили на фронт молодыми лейтенантами. Ивану Моисеевичу доверили командование пулеметным взводом. Тогда бои под Сталинградом уже закончились, их отправили в Воронеж, наши были в основном в обороне. Рыли окопы. Иван Моисеевич вспоминает первую атаку: «Себя практически не чувствуешь. Никакого страха, никакой паники. Совершенно не думаешь, что тебя в любой момент могут убить. Хотя видишь, что рядом падают солдаты как подкошенные. У меня в расчете было два пулемета. В одном бою хорошо поработал пулеметчик – много немцев положил. Вдруг вижу, метрах в двадцати от меня снаряд взорвался на том месте, где только что пулеметчик строчил. Дым развеялся,  и только пулемет колесами вверх лежит. Смерть товарищей очень тяжело пережить. Многие здоровые мужики в голос выли».

Так дошли до Курска. Солдаты понимали, здесь произойдет что-то грандиозное: миллионные армии с той и другой стороны, техника, самолеты.

«В тот день, когда я получил ранение, на поле битвы полегло много наших. В тех боях, бывало, из 100 человек к концу атаки оставалось 15-17 бойцов. Бегу я и чувствую, как будто обухом по ноге ударили. Я наступил на нее и упал. Разрезал брюки, сапог, вижу: плохи мои дела – кусок ноги как будто вырвало, кости перебиты. Нога практически на одной коже держится, кровь пульсирует. перевязал рану, и тут желтые круги пошли перед глазами... Меня подобрал ездовой нашей роты. Очнулся, лежу в повозке. Спрашиваю: далеко до санбата? – Километра три. Еще не доехали до этого леса, как видим: летят немецкие бомбардировщики, штук 15. Начали бомбить санбат, потом по второму кругу пошли. Не помню, как очутился в воронке. Смотрю, ездовой убит, перебили почти всех – и раненых, и врачей. Потом меня погрузили в машину и отправили в госпиталь. Потом на поезде в тыл, в Пензенскую область».

Госпиталь в Сердобске располагался на втором этаже школы. Ивана Моисеевича Сотника, молодого лейтенанта, командира пулеметного взвода, ранило в ногу на Курской дуге. Анастасия Степановна, его будущая жена, была санитаркой, выносила раненых прямо с поля боя. Ее ранения были ужасны: были повреждены рука и лопатка, перебиты два ребра, задето легкое. Так они очутились в одном госпитале. Иван Моисеевич, даже не смотря на окровавленные бинты, сразу рассмотрел красоту девушки, ее стать. Это была любовь с первого взгляда. Вот так в госпитале после ужасов боев Иван Моисеевич и Анастасия Степановна нашли свою судьбу, как будто бы в награду за то, что им пришлось пережить.

После шести месяцев госпиталя лейтенант Сотник снова в бою, командовал маршевой ротой. Окончил высшие курсы «Выстрел», в течение года являлся советником Народной армии ГДР. С 1960 года занимал должность Юхновского райвоенкома, служил в облвоенкомате. Демобилизован в 1974 году.

Полковник в отставке, Сотник Иван Моисеевич удостоен Ордена Красной звезды, Ордена Отечественной войны I степени, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги», многих юбилейных медалей.

Сотник Иван Моисеевич
Сотник Иван Моисеевич